интервью

Всеволод Полищук,
голос ТНТ

Всеволод Полищук
— Как вы стали голосом ТНТ? Получали специальное образование?
— В дикторство пришел через вокал. В детстве занимался вокалом, получил вокальную постановку голоса. Затем в театральном образовании получил речевую базу. Занимался с великолепной Мариной Валентиновной Чаплиной. Она супер профессиональный голосовой тренер.

Бренд войсом ТНТ стал очень просто — позвонили, пригласили, стал. Окончил Государственный колледж имени Гнесина, факультет «Актер музыкального театра», жанр мюзикл, курс мастера Григория Гурвича, к сожалению безвременно ушедшего из жизни, режиссера и художественного руководителя театра-кабаре «Летучая мышь».
— Амплуа молодого энергичного голоса не стало ли для вас помехой сыграть своего Гамлета? Может бывает временами настроение «эх, я тоже могу как Морган Фриман, но кто ж это знает»?
Всеволод Полищук
Всеволод Полищук на «Европе плюс»
—  Я все-таки думаю, что как Морган Фриман я не могу, а Морган Фриман не может, как я. И это прекрасно, потому что нам с Морганом заиметь друг друга в конкуренты — та еще радость. Если серьезно, то каждому свое. Каждый должен развиваться в том жанре, который ему близок. У меня никогда не было каких-либо драматический амбиций. Всегда нравилось то, чем я занимаюсь. Всегда нравился тот жанр, в котором я работаю. Развлекательный жанр, или как я люблю называть его, эстрадный.

С детства так сложилось, что я участвую в эстрадных проектах. Актерскую школу окончил неправильную — актер музыкального театра, жанр мюзикл. Образование, на которое драматические актеры поглядывают с легким снисхождением. Я себя в таком закадровом жанре в развлекательном сегменте чувствую очень органично и комфортно. Я бы не сказал, что у меня амплуа энергичного молодого актера. Это реальность. Я действительно молодой и энергичный. Если не паспорту, то в звуке точно. Это обусловлено многими факторами такими, как тембр, динамика речи, темперамент по жизни. Я классический сангвиник. Легко увлекаюсь, но также легко мое увлечение сходит на нет. Поэтому проекты все время сменяются, я пересекаюсь с очень разными людьми, и мне это нравится.

Что касается Гамлета, то технически я его все-таки сыграл. Мне было лет 10. Я принимал участие в спектакле театра «Ленком». Я играл Гамлета в детстве. Со мной еще был маленький Клавдий рядом. У нас было целых два выхода на сцену в начале и в конце спектакля. Это была режиссерская задумка. Зато удалось играть с такими мэтрами как Зиновий Гердт, Инна Чурикова, Янковский, Збруев, Дмитрий Певцов. С ними мы выходили в финале на поклон.
— Как после пары десятков текстов подзарядить свои батарейки? Как продолжать любить гвозди по 39 рублей, когда от них уже воротит?
В нашей профессии мы выплескиваемся постоянно и не получаем ничего взамен. У нас нет обратной связи, нет зрительного зала, нет обмена энергией, поэтому мы все время в режиме отдачи.
— Это очень серьезный вопрос, который касается не только профессии, но и жизни в целом. Вопрос повторяемости действий, рутинности — тема для отдельной беседы. Я абсолютно убежден, что речь здесь идет об осознанности. Практика осознанности дошла до наших дней еще из древних времен. В 20 веке она получила более широкое распространение в рамках исследования работы мозга. Чтобы не уходить в дебри, могу порекомендовать книгу «Осознанность» Марка Уильямса и Дэнни Пенмана. В ней исчерпывающая информация. У актеров театра стоит такая же проблема повторяемости — каким бы интересным ни был спектакль, когда играешь их 200 раз подряд, любить сложно.

В актерской школе есть выражение «каждый раз как в первый класс». В актерских тренингах есть упражнения на осознанность, чтобы вы каждый раз действовали в режиме «здесь и сейчас», не уходя в режим «автопилот». Обязательно себя подзаряжать. В нашей профессии мы выплескиваемся постоянно и не получаем ничего взамен. У нас нет обратной связи, нет зрительного зала, нет обмена энергией, поэтому мы все время в режиме отдачи. Нам нужно где-то добирать свое. Это могут быть прогулки, книги, путешествия. Все вышеперечисленное как раз поможет полюбить гвозди по 39 рублей!
— Какие есть личные трюки и приемы сохранения голоса?
— Никаких нет личных трюков. Бросил курить в свое время. Курение ужасно мешает работе, отвратительно воздействует на голосовой аппарат. Стараюсь не простужаться. Вообще, самое криминальное, что может быть для диктора — ОРВИ. Работать мы не прекращаем при этом, на больничный не уходим, так как современный рынок требует от нас всегда быть в строю. Иногда бывают проекты, в которых мы действительно незаменимы. Стараюсь следить за иммунитетом. Нужно заниматься спортом, гулять на свежем воздухе, следить за эмоциональным равновесием. Молоко, пиво и прочие вспомогательные средства могут помочь тем, кто в это верит. Тут своеобразный эффект плацебо.
— После появления моды на голос «Парень по соседству», вы освоили эту подачу великолепно. Можно пару советов, как это сделать?
— Честно скажу, не знаю. Актерски просто предположил, как это может быть. Возможно, мне помогает опыт работы радиоведущим, где разговорный жанр. Даже если какие-то тексты или фрагменты текстов заготовлены, то ты произносишь их так, будто все происходит real time. Но все же не обошлось и без некоего актерского подхода. Такая универсальность, когда можно пробовать разные образы. «Парень по соседству» тоже бывает разным для разных продуктов и текстов. Нашел несколько образов для себя и развиваю их. Единого рецепта, как это сделать, не могу дать.
— Что не нравится в потоке рекламы, закадров, анонсов? Что режет профессиональное ухо?
Последнее, что ужасно раздражает — это сумасшедшие ускоренные лигалы, которые занимают более 50 процентов ролика.
— Я достаточно толерантен в оценках, принятии современных тенденций. Больше всего разочаровывает все более частое появление регионального говора в федеральном эфире и некоторая скудость идей, которая наблюдается в последнее время на рынке. Все-таки реклама имела некую уникальность изначально, и каждый ролик пытался обратить на себя внимание. Сейчас она стала привычной для тех, кто ее заказывает и для тех, кто ее создает в том числе. Ролики стали одинаковыми.

Последнее, что ужасно раздражает — это сумасшедшие ускоренные лигалы, которые занимают более 50 процентов ролика. Куда целесообразнее было бы нормальным голосом в нормальном темпе произносить фразу «Подробности ищите на таком-то сайте». Когда же это перечисляется пулеметом, никто вообще не понимает, что там говорится. Просто бюрократический абсурд.
— Можете ли сформулировать топ-5 табу для дикторов от Всеволода Полищука?
— В рекламе я отказываюсь орать. Иногда бывает, но тем не менее, когда просят озвучить персонажа, который орет на футбольном матче или парня, который едет на американских горках, я отказываюсь. При этом я делаю это аргументированно и говорю, что я — диктор и голос — мой инструмент. Если вы пианиста попросите ударить себя молотком по пальцам, скорее всего он откажется. Точно также я отказываюсь уничтожать свои связки диким ором и готов предложить театральный крик. Заказчика это не устроит, потому что ему нужен дикий ор обычного парня. Не работаю с политическими роликами. Не матерюсь. Отказываюсь от проектов с сомнительным содержанием.
— Какой домашний сетап собрали и почему выбрали тот или иной девайс?
— Я окружил себя австралийским семейством микрофонов фирмы Rode. В домашней студии у меня трудится Rode NTK. Выбор обусловлен не только соотношением цены качество и тем, что это классная рабочая лошадка для дикторских целей и задач, но и тем, что мне нужно было «поженить» звук студии ТНТ и свой домашний, чтобы я был мобилен. Преамп взял Long Stereo Channel. Он мне нравится своим деликатным отношением к звуку и тем, что он двухканальный.

На одном канале у меня настройки под дикторскую запись, а на другом под вокальную. Аудиоинтерфейс у меня Presonus Firestudio Mobile. Работаю в Mac, а программа для записи установлена TwistedWave. В отпуска беру с собой микрофон Rode NT-USB и для форс-мажорных ситуаций Rode i-XY. Очень мобильный микрофон, который у меня всегда с собой. Когда есть момент немного заглушиться, то можно записать все на лету. Лучше всего это делать в машине, где-нибудь припарковавшись. Просто записать все и тут же отправить. Запись во все вышеперечисленные микрофоны очень хорошо друг к другу подклеивается. Семейственность микрофонов себя абсолютно оправдывает.
— Помните ли первый озвученный текст?
— Первой рекламой был радиоролик Philips. Я прошел кастинг, заказчик меня выбрал, и мы с еще одним парнем озвучивали ролики. Тогда мне очень повезло, так как было три записи. Плюс клиент не приехал на озвучку, что тогда было редкостью. Ему что-то не понравилось в текстах, которые он видимо заранее не проверил, поэтому нас два раза приглашали на переозвучку. Соответственно мы подняли тогда денег и получили хороший опыт. Первая аудиокнига, которую я озвучил, называлась «Вся плоть — трава». Научно-фантастический роман Клиффорда Саймака. По-моему, это было одно из самых чудовищных моих прочтений, но редактор посчитал, что это можно показывать людям.
— Ваша самая экстремальная запись?
— В моей памяти отпечаталась запись роликов Nuts в 2001 году приблизительно. Это был видеоролик Nuts с многообещающим слоганом «Заряжай мозги». Режиссером этих роликов был Тимур Бекмамбетов, который на тот момент уже уходил в большой кинематограф и становился популярным. Он пришел на озвучку. Все хорошо шло, озвучивались бодренько. Потом дошли до сцены, где мой персонаж сидит в машине и что-то обсуждает с друзьями. Моего персонажа толкают в спину, соответственно этот звук нужно отыграть. Здесь мы затормозили. Тогда Тимур попросил одного из ребят из своей команды зайти в дикторский бокс и толкнуть меня сзади в этот момент, чтобы это была не имитация. Это на самом деле старый прием в дубляже, но сразу до него мы не додумались почему-то. С первого же дубля фраза легла как влитая. Все получилось. Именно эта озвучка отпечаталась в моей голове как экстремальная. Я волновался, так как работал с таким крутым режиссером. Я был еще начинающим рекламным диктором. Плюс это была единственная озвучка, на которой меня «били».

Недавно звукорежиссер в одном из продакшенов рассказал историю о том, как начинается озвучка, а диктора нет. Продюсер звонит диктору, спрашивает, подъезжает ли он. Диктор отвечает, что он в Индонезии. С тех пор эта фраза стала нарицательной. Когда кто-то опаздывает, то звонит и говорит: «Привет! Я в Индонезии».
—  Есть ли запоминающиеся анонсы и проекты? Что хотелось бы повторить?
— Повторить не хотелось бы ничего. Я проекты воспринимаю как уместные и интересные в то время и в том месте, в котором они произошли. Дальше о них остаются прекрасные воспоминания и мне не хочется заново это переживать и повторять. Мне хочется идти дальше и работать с чем-то новым. Запоминающиеся проекты безусловно были. Они все запоминающиеся, потому что состоят из множества мелочей. Это пересечение с какими-то людьми, определенные локации, настроение. Все складывается из мелочей. Из интересного это всегда анонсы ТНТ. Это отдельный мир, где есть что поиграть и есть, где развернуться.

В радиоэфире очень запомнился проект, который мы делали на радиостанции «Энерджи». Это еженедельный чарт, в котором я выступал автором и ведущим. Моей соведущей была Масяня — культовый мульт персонаж, созданный питерским художником Олегом Куваевым. Была записана огромная база сэмплов выражений Масяни, которые мы подмешивали в наши диалоги, и соответственно выстраивали живую речь. Это всегда были креативные ситуации, в которые попадали ведущие. Зимой мы пилили елку, а потом оказывалось, что спилили мы ее у Кремля, и нас в итоге повязали полицейские. Это заняло 2 года из моей жизни на радио.

Классный проект, который мне тем более запомнился тем, что мы претворяли его в жизнь с моим очень хорошим другом — великолепным мастером своего дела, звукорежиссером и саунд продюсером Максимом Сирохиным. Он вытворял просто чудеса в звуке.
— Каждый ли может стать диктором при должном упорстве и трудолюбии?
голос ТНТ
— Я думаю, что не каждый. Диктор — это совокупность качеств. При этом очень многие из них должны быть врожденными. Я имею в виду тембр голоса. То, что многие называют радиогеничность. Голос должен быть красивым и приятным. Дикция по умолчанию уже должна быть неплохой. Можно конечно потратить годы жизни на борьбу с речевым аппаратом, но исходные параметры все-таки должны быть уже конкурентоспособными для будущего диктора.

Артистизм и интонирование тоже можно развивать, но с более или менее внятной стартовой позиции. Тут много всего. Отношение к русскому языку, некий склад характера, некий темперамент, который позволит говорить в том или ином темпе. Наличие музыкального слуха очень поможет в работе для того, чтобы хорошо слышать и мониторить самого себя, повторять свою интонацию точь в точь, но в другой хронометраж. Все это является частью дикторских навыков, поэтому мой ответ — не каждый.


— Есть идея-фикс стать диктором, но кажется, что не дано. Что в таком случае делать?
Я думаю, что, во-первых, желательно найти в таком случае некое экспертное мнение специалиста, который мог бы очень деликатно и умело оценить ваш уровень. Я думаю, что это даже не практикующий диктор, а именно педагог. Тот, кто связан с преподавательской деятельностью и у кого есть статистика по студентам, кто понимает динамику развития обучаемого. Я бы, например, не взял бы на себя смелость сказать вам, дано вам это или нет. Также есть смысл не ставить себе сразу очень высоких задач, потому что диктор начинается с минимального уровня.

Если вы будете хорошо уметь озвучивать рекламные объявления для метрополитена, то вы уже диктор. Есть дикторы, которые уже умеют многое. У них более широкий функционал и спектр возможностей. Может быть, пока не стоит замахиваться на все сразу и просто поставить себе одну минимальную цель и не требовать от себя слишком многого. А уже достигнув ее, развиваться дальше.
— Какова сейчас конкуренция в этой сфере и чувствуете ли, что могут сдвинуть с места молодые и более наглые?
— Наглость в профессии никак не поможет. Конкуренция есть, но не запредельно высокая, потому что специалистов качественных не очень много. Не боюсь, что сдвинут с места, потому что места как такого и нет. Есть востребованность и некий статус, который поддерживает некий уровень востребованности. Что будет завтра, и сколько все это продлится, это сплошные знаки вопроса. В дикторстве нет постоянной работы. Она регулярная. Есть проекты, которые рано или поздно заканчиваются. И идя в эту профессию, это нужно для себя сразу понять.
— Как вы относитесь к тому, что у дикторов и радиоведущих стало модно говорить быстро, экспрессивно и без расстановки акцентов, что также характерно для многих видеоблогеров?
—  Я отношусь позитивно ко всему, что уместно. А ко всему, что неуместно, позитивно не отношусь. Я бы здесь не сваливал все одно: диктор, радиоведущий и видеоблоггер. Что касается дикторов, то темп речи обусловлен временными рамками. В рекламе нам просто дают такие тексты, для того, чтобы мы их говорили в максимальном темпе, впихивая в определенный хронометраж. Иногда действительно совсем не остается времени на акценты, но тем не менее действительно настоящий профессионал умудряется даже в очень быстром темпе успеть подчеркнуть нужное.

Радиоведущие — это отдельная история. Это совсем не дикторы. В радио и телевидении дикторы остались только в качестве информационных ведущих, то есть тех, кто читает новости. Все остальное — это разговорный жанр. У радиодиджеев специфика работы заключается в продолжении традиций пиратских станций. Там совершенно другие законы. Там очень быстрый синусоидный темп речи, совершенно иное интонирование, и никаких дикторских мерил здесь применять не стоит ни в коем случае.

А с видеоблогеров пока спрос никакой, потому что несколько лет назад это были просто ребята, которые выкладывали в интернет хоум-видео. Сейчас эта среда развивается динамично и выходит в коммерческую плоскость. Действительно повышается профессионализм съемки и монтажа. Уже непозволительно сделать ролик, где не наложена красивая музыка и нет классной картинки, но уровень ведущих все еще остается дилетантским. Это нормально для Youtube. Большего от него пока и не требуется. Темп речи в принципе привязан к темпу жизни, а он стал значительно выше в последнее время. Молниеносное получение информации в один клик требует и более быстрого донесения информации. Это не плохо и не хорошо. Просто такая нормальная эволюция в коммуникации.
— Сколько вы зарабатываете на озвучке?
—  Эти данные доступны только моей жене и налоговой инспекции Хорошевского района города Москва. Даже я не совсем понимаю, сколько я зарабатываю на озвучке. На такие вопросы я всегда отвечаю универсально. Не так мало, чтобы в чем-то нуждаться, и не так много, чтобы ни о чем не мечтать.
Друзья, спасибо за вопросы! Будем с вами мечтать о том, чтобы наша профессия жила и процветала, дарила нам в первую очередь удовольствие, во вторую — достойную оплату нашего удовольствия. Всем хорошего года, интересных заказов и приятного общения.
Форма заказа

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Подпишитесь на рассылку

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных
данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.